*****

И если тебе не повезёт впасть от него в зависимость, ты просто охуеешь, узнав, какие унижения способна терпеть, малыш. И тебе это будет нравиться. А потом ты долго-долго, по маленькому кусочку будешь собирать себя заново.

Во всех остальных случаях, особенно запущенных, надо жить дальше, постепенно уменьшая размер области, занимаемой этим человеком у себя в голове. Найди пару крутых людей для общения и совместных тус. Концентрируйся не на той хуите, которую он тебе присылал или говорил, а на его грязных ногтях. Ходи на концерты и вечеринки. Жри всякую охуенно вкусную жранину, научись её готовить и корми ею своих охуенных друзей. Купи себе билет в кино или платешко или кедики или всё вместе. Прочитай всего Геймана или Брэдбери или Лавкрафта. Сто восемь раз произноси “Ом-Ваджрасаттва-Хум” по вечерам или запишись в школу вокала (уже (наконец)). Заведи собаку, смени город, работу, ориентацию, цвет и длину волос. Хуила — это прекрасный повод для ряда душеспасительных мероприятий, которые в конце концов вытеснят его из головы так, что останется только чистое незамутнённое удовольствие от жизни.

Ебнутость

Даже “ёбнутые” стали однотипные и ёбнутость их какая-то шаблонная, подогнанная, по стандарту, без полёта. Не ёбнутая ёбнутость, простенькая. Фотографии их и видео предсказуемы, как у “не ёбнутых”, “нормальных”. Вот они на барной стойке, вот высунули языки для фотографии, вот поливаются пивом. Игрушечная “ёбнутость” абсолютно вписывается и не конфликтует с миром Нормальности. Притворяясь “креативностью”, она не мешает обществу Норм. Она сама стала нормой. Игрушечная ёбнутость даже поощряется. Настоящую Ёбнутость с полётом и размахом днём с огнём не сыщешь, поскольку только она и может делать что-то новое. Она в отличии от игрушечной бесстрашна.

Шнуров

Самопринятие

Логика такая: неуверенность в себе, боязнь ответственности, боязнь, что меня уличат, что меня будут ругать, что меня высмеют — она тянется у нас с детства, как и любая опаска. Жизненный опыт, который в детстве сформировал у нас эту опаску, оказывается прискорбнейшим недоразумением. Когда родители ребенка ругали, ребенок, естественно, считал, что так устроены отношения, так устроена жизнь. Если я опоздал, если я что-то разбил, наврал, получил двойку — конечно же меня будут ругать. Как же может быть иначе?

Может! Это легко понять, представив себе, что если бы наши родители в тот же момент — при том же нашем проступке, при той же двойке, при той же разбитой чашке, просто были бы в гораздо хорошем настроении, они очевидно реагировали бы на тот же эпизод гораздо более добродушно, терпимо.

И дальше — как сказали бы математики — устреми эту мысль к пределу, и ты получишь такую картину: если бы родители были в совсем хорошем состоянии — они реагировали бы на это максимально понимающе.

Значит, оказывается, весь родительский негатив, вся родительская назидательность, критичность, от которой мы в детстве страдали, были проявлением только их состояния, а не нашей вины, не их отношения к нам, не того, как вообще устроены отношения между людьми.

Вот если это по-настоящему взять в голову, если это по-настоящему понять про своих родителей, что оказывается — это им было плохо, а не они плохие, и не мы плохие, — тогда самопринятие мощно повышается. Родительский негатив перестает нашей психикой приниматься на свой собственный счет.

Источник

Альфа-самец

Когда ты увидишь, что тебя невозможно напугать, разозлить и шантажировать — ты достиг цели.

Источник